История

Владимир Демихов – страна парадоксов, или жизнь великого ученого

Что мы знаем о Владимире Петровиче Демихове? Пожалуй, несколько больше, чем раньше, но все равно это лишь крупицы в сравнении с заслугами великого ученого, хирурга, человека.

В ноябре 98-го Владимира Петровича не стало. А около двадцати лет назад, перенеся первый инсульт, он начал терять память. Он не помнил унизительные детали, непонимание, гонения. Может быть, это было и к лучшему – Владимир Петрович не смог бы вынести груз этих воспоминаний или просто сошел бы с ума.

Говорят, что, когда прославленный хирург Майкл Дебейки прилетел в Москву оперировать Президента, первое, что он спросил, было: «Могу ли я поклониться академику Демихову?» Говорят, что ответить не смогли – не знали, кто такой Демихов. Не знал и профессор Кристиан Барнард, первый пересадивший человеческое сердце, что, называя В.П.Демихова академиком, он совершает ошибку. Демихову никогда не присуждали в России такого звания. На родине он не стал даже профессором.

Парадокс? Да нет. Реальность для России. Признание редко находит гения при жизни.

Редкие публикации, фильм «Отторжение», один орден – вот, пожалуй, и все признание. И то благодаря Центру репродукции человека, почетным директором которого он стал после того, как его разыскали. То, что живой, уже не думали. Хотели поклониться могиле. Оценить же по достоинству, поклониться таланту могут лишь те, кто знает, как много сделал этот человек для мировой хирургии, для нас с вами. Благодаря ему многие и многие люди обрели веру в жизнь и возможность нормального, здорового существования.

Мне не удалось знать Владимира Петровича при жизни, но, говорят, что это был человек удивительной скромности, не любящий громких слов. Он жил ради работы, ради медицины. Творил, и фортуна была к нему благосклонна. Иного смысла он не видел в жизни, да и не искал – некогда было. Он слишком много хотел успеть. Открою вам тайну: первые коронарные шунтирования, о которых сегодня так много говорят, и большим специалистом в которых как раз и является Дебейки, изобрел и сделал именно Демихов. Именно он поставил шунт на собачье сердце, использовав для этого одну из артерий груди. Это лишь один пример великого гения ученого. Известный хирург Шумахер назвал В.П.Демихова «величайшим экспериментатором человечества».

Еще одним примером является операция по пересадке сердца. Приезжая в Москву на стажировку, молодой хирург из Кейптауна Кристиан Барнард с восхищением наблюдал удивительные эксперименты, проводимые доктором Демиховым. Вернувшись домой, он продолжил изучение этой темы и в 1967 году произвел первую в мире операцию по пересадке сердца. Мир воспринял это как грандиозную победу, хотя его больной Луис Вашканский прожил всего восемнадцать дней. В счастливейший день своей карьеры Барнард позвонил Демихову и назвал его своим Учителем. Всю жизнь потом так его и называл. Сейчас Барнард живет в Швейцарии, уже не оперирует, является консультантом престижных клиник и преуспевающим бизнесменом.

А приоритет по трансплантации органов навсегда принадлежат не нам. Впрочем, как и многие другие приоритеты. Демихов творил, экспериментировал, а премии получали другие. За державу обидно, но Демихову не нужна была слава. Он был врачом от Бога – с первого до последнего вздоха.

Владимир Петрович Демихов родился в крестьянской семье. По воспоминаниям матери, еще в раннем детстве попытался разрезать собаке грудь, за что был сильно наказан. Но это не было насилием, мальчик хотел посмотреть, как устроено собачье сердце. Он учился на слесаря, и первой сделанной им деталью стала стальная копия человеческого сердца. Его интерес был больше похож на одержимость. Поступив в МГУ на медицинский на отделение «Физиология животных», Демихов сразу же продал единственный приличный костюм, купил серебряные пластины и сделал модель искусственного сердца. Первый раз Владимир Петрович предпринял попытку пересадки сердца собаке в лаборатории в 1937 году. А в 1940 году написал первую научную работу. Война прервала научные поиски. Демихов не любил ее вспоминать, но прошел от начала до конца. «Она отняла столько времени, не дала заниматься наукой», - говорил он. В 1946 году Демихов впервые пересадил дополнительное сердце в грудь собаке. В том же году произвел замену всего сердечно-легочного комплекса. Пес прожил шесть суток. Это была настоящая победа. В 1948 году Демихов начал эксперименты по пересадке печени, его клинические опыты нашли применение в Соединенных Штатах. В 1951 году Демихов впервые заменил сердце собаки на донорское, доказав, что операции подобного рода возможны. Владимир Петрович интересовался только тем, что было связано с сердцем или вообще пересадкой органов. Он загорался, становился общительным, деятельным, напористым, когда это касалось его дела. Все остальное ему казалось скучным, не заслуживающим долгих разговоров. За будущей женой он почти не ухаживал, просто увидел в ней главное – преданность и понимание, которых так не хватало ему в жизни, и женился. Лия Николаевна стала самым главным человеком в его жизни, его подругой, защитницей, помощницей. Умерла она тихо, никого не тревожа. Как и жила. За три месяца до смерти мужа. Единственная дочь Ольга Владимировна Демихова стала врачом, доктором наук. Сейчас работает в НИИ туберкулеза.

Тут можно немного отвлечься и помечтать. А вот, если бы Демихов жил в США, чтобы тогда было? Он начал эксперименты, когда ему был всего 21 год. Он наверняка имел бы свою лабораторию, большой дом, массу книг и наград, признание всей нации, кафедру в престижном университете и огромное число преданных учеников. Но Владимир Петрович родился в другой стране. Человек, его жизнь, судьба у нас никогда не представляли существенной ценности. Здесь никогда не ценили ни талант, ни ум, ни «золотые руки». Этого всегда было в избытке: «Щедра на таланты земля русская», и, казалось, так будет вечно. Демихову не повезло особенно. Он занимался не просто наукой, а экспериментальной наукой. Причем одной из самых уязвимых, тонких и драматичных ее проблем – трансплантологией. «Бесовская, аморальная наука не найдет отклика в душе советского человека. Нам не нужны пересадки органов. Мы пойдем иным путем!». Это примерные фразы многих начальников того времени. Простой человек из станицы Ярыжинская Новониколаевского района смог не только приоткрыть завесу будущего, но и опередить время. Как же не нравилось это многим!

После войны Владимир Петрович начал работать в Институте хирургии имени Вишневского. Директор института академик А.В.Вишневский хотя и проявлял большой интерес к работам ученого, административно держал его на «третьих ролях». Вопреки запретам Минздрава, будучи главным военным хирургом, в один из многочисленных сложных моментов отказался уволить Демихова и закрыть лабораторию. После смерти Вишневского Демихова приютил институт имени Склифосовского, так как в Институте хирургии уже не было месть для подобных экспериментов. В Склифе Владимир Петрович получил лабораторию по пересадке жизненноважных органов. Какое название! Но в реальной жизни она находилась в подвале института и мало напоминала больничное помещение. При плохом освещении, в сырости и холоде, на деревянных столах, используя вместо компрессора старый пылесос, советский ученый ставил эксперименты, о которых потом говорил весь мир. Условий для ухода за собаками не было, и семья Демихова брала этих собак домой, тихонько выхаживая их в небольшой комнате коммунальной квартиры. Парадокс, скажете вы, и будете правы.

Ничего не изменилось и после того, как в 1962 году весь мир облетело сообщение: русский хирург Владимир Демихов подсадил собаке Гришке второе сердце. Уникальный пес прожил больше четырех месяцев.

При этом собака была здорова, она играла, ела и выглядела как все остальные, просто в ее груди ритмично бились два сердца. Исчезла из двора Склифа незаметно – кому-то помешала, наверное... Потом появилось еще одно чудо – двухголовая собака. Уникальные черно-белые кадры показывают, как собака дышит, одна голова наблюдает, вторая пьет молоко. Собаки прожили около месяца. Это был 1954 год.

Мировое признание мало помогло хирургу. Демихову не дали защитить докторскую диссертацию. Наоборот, чуть было не лишили всех научных знаний, лаборатории, квартиры. Как смог он перенести все это? И зачем было преследовать ученого? Что это? Зависть? Жестокость, которой нет, и не может быть оправдания? За всю жизнь Демихова всего раз выпустили на симпозиум по вопросам трансплантологии. Но когда на просьбу коллег произвести показательную операцию из Москвы пришел окрик-отказ с угрозой отзыва в 24 часа, Демихов ослушался единственный раз в жизни... Обошлось потому, что отнимать было нечего. Шло время. Владимиру Петровичу за рубежом были присвоены почетные звания: доктора Лейпцигского университета, доктора медицины клиник братьев Майо, члена Научного Королевского общества Швеции. Кстати, метод маммарно-коронарного шунтирования был применен на собаках Демиховым еще в 1952 году.

После той поездки в 1958 году в Мюнхен, в разгар оттепели, на конгрессе по проблемам трансплантологии доклад Демихова имел сенсационный успех. Посыпались предложения поработать в крупнейших мировых клиниках, а на родину полетело сообщение: доктор Демихов подрывает интересы родины и раскрывает государственные секреты. С тех пор дорога на запад оказалась закрытой на долгих тридцать лет.

Американская академия присуждает титулы двумстам самым известным людям двадцатого столетия. После Джины Лолобриджиды и Дастина Хоффмана ведущий объявляет имя хирурга из Кейптауна доктора Кристиана Барнарда. И на сцену поднимается красивый, холеный в свои почти 70 лет, выдающийся хирург-трансплантолог. Присутствующие в зале аплодируют стоя. А следующий кадр снимали в Москве. Старенький сгорбленный человек с авоськой в руках и бидоном для молока, бредет по дачному поселку. Рядом с ним его собака. На дороге лежат последние желтые листья, ведь на дворе стоит глубокая осень. На человеке с авоськой надета белоснежная хирургическая шапочка…

На пороге конец двадцатого столетия. И с этим моральным грузом мы вступаем в век грядущий.

Трансплантология – вехи и даты

1925 г. – На втором Всероссийском съезде физиологов профессор С.Броханенко демонстрирует голову собаки с аппаратом искусственного кровообращения вместо туловища. Собака прожила 1 час 40 минут.

1947-1954 гг. – В. Демихов осуществляет первую пересадку легкого. За ней следует трансплантация предплечья и поддержание жизни собаки без головы, пересадка второй головы на шею собаки.

1951 г. – В. Демихов создает первый совершенный протез сердца, по форме и размеру напоминающий настоящее сердце, работающий от пневмопривода, роль которого играет пылесос.

1951 г. – В. Демиховым произведена первая замена сердца на донорское без аппарата искусственного кровообращения. Операция производилась двухступенчатым образом, который позже был использован в операциях на человеческом сердце.

1960 г. – В. Демихов издает монографию «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», которая становится единственным в мире руководством по трансплантологии. Книга переводится на несколько языков, а ее автор у себя на родине обвиняется в шарлатанстве. Экспериментальную лабораторию в подвале клиники Склифосовского пытаются закрыть.

1998 г. – Сегодня в Соединенных Штатах делают около тысячи пересадок сердца, в России – десять; у них ежегодно 4-5 тысяч пересадок почки, у нас – меньше 150, при потребности 2-3 тысячи. Остальные этой помощи не дожидаются.

Владимир Петрович Демихов похоронен на Ваганьковском кладбище. 22 ноября состоялось открытие надгробного памятника работы народного художника СССР скульптора А.В. Соловьева. Средства на памятник были собраны группой врачей, хорошо знавших ученого.

Иванна Осипова

По материалам: whoiswho.ru

 

Микрохирургия лица Контакты:
Адрес: Волокаламское шоссе 30, к.2 Москва,
Телефон:+7 499 34 36 158,